воскресенье, 30 марта 2014 г.

Казанская икона Божьей Матери.


После начала Великой Отечественной войны, когда враг имел единственную цель: уничтожить Святую Русь, уничтожить народ России, стереть с лица земли самое понятие – Русь, патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи нашей стране. После обращения Александра III митрополит гор Ливанских Илия стал усердно молиться за спасение России от погибели, от немецкого нашествия. Владыка решил просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он затворился в каменном подземелье, где не было ничего кроме иконы Божией Матери, и стоя на коленях, молился перед иконой освещенной лампадой. Через трое суток непрерывного бдения Илие явилась в огненном столпе Богородица и объявила, что избран он, как заступник и истинный друг России. Он выбран  для того, чтобы передать предопределение Бога для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.
Богородица сказала, что нужно предпринять: «Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать нельзя. Пусть вынесут, – сказала Она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».
Зимой 1941 года немцы подошли к Москве. Страна находилась на грани краха. В те тяжелые дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, повсюду были паника, страх, уныние. Илия связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им сообщение Божьей Матери. Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал выполнить все требования, что передал митрополит Илия.
В июле - сентябре 1941 года немецкие войска, имея превосходство в силах, преодолели сопротивление советских войск, вышли к окраинам Ленинграда и Ладожскому озеру, отрезав город от страны. Положение было безвыходным.  В это время из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг города. И Ленинград чудом выстоял, несмотря варварские бомбардировки, артиллерийские обстрелы, голод, холод и другие лишения. После 900 – дневной блокады, в январе 1943 года блокада была прорвана на узком участке вдоль южного берега Ладожского озера.  В марте 1944 года советские войска отбросили противника на 220-280 км от города.
Когда немцы подошли к Москве, самолет с иконой Богородицы на борту, по распоряжению Сталина, облетел город. 5-6 декабря 1941 года советские войска перешли в контрнаступление, а 7-10. января 1942 года развернули общее наступление на всем фронте. Красная Армия нанесла поражение противнику и отбросили его на 100-250 км.  Немцы в панике бежали, вдоль дорог валялась разбитая и брошенная техника, замерзшие трупы солдат. В Московской битве впервые в ходе войны была одержана крупная победа над фашистскими войсками. Никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Москва была спасена чудом заступничества Божией Матери.
Затем Казанскую икону Божьей Матери перевезли в Сталинград. Икона находилась среди наших войск на правом берегу Волги. Несмотря на многодневное сражение, немцы не смогли перейти реку. По сообщениям некоторых участников битвы на Волге в это время они видели образ Богородицы в небе над Сталинградом. Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. 7 декабря 1942 года  советские войска перешли в наступление и окружили в районе Сталинграда 22 немецких дивизии (330 тыс. человек). Отразив попытку противника освободить окруженную группировку, советские войска ликвидировали ее. Остатки 6-й немецкой армии во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом сдались в плен (91 тыс. человек). Победа в Сталинградской битве имела огромное политическое, стратегическое и международное значение.
Икону привозили на самые трудные участки сражений, где готовились наступление или создалось критическое положение на фронте. Во время войны священников возвращали в храмы их лагерей и армии. В это время было открыто около двадцати тысяч храмов Русской Православной Церкви. Были вновь основаны духовные семинарии, академии, возобновлена деятельность Троице-Сергиевой Лавры, Киево-Печерской Лавры и многих монастырей. Священники  служили молебны, солдат кропили святой водой. Многие солдаты и офицеры открыто молились перед боем. Россия вернулась к Богу, и, возможно, только благодаря этому Советский Союз выиграл войну с Германией.
В октябре 1947 года Сталин пригласил митрополита Илию в Россию. Он выполнил все указания Божией Матери.  Пророчества, переданные владыкой Ливана от имени Богородицы, исполнились. В Москве Илию встретили торжественно и преподнесли крест и икону Божьей Матери, обрамленную драгоценными камнями. Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. «Я счастлив, – сказал владыка Илия, – что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили ее особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что, по словам великого святого земли Российской – преподобного Серафима Саровского, – вы посреди лета запоете «Христос Воскресе!». Вот радость-то будет по всей земли великой».
В ноябре 1947 года митрополит Ливанский посетил Ленинград. Один из очевидцев его пребывания в городе на Неве так описывает это событие: «Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то священник и сказал: «Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим». И вот по делам службы через три дня я оказался рано утром на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу, идет начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почетный караул, никого не пускают. Все говорят: «Наверно, Сталин приехал...». Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Тогда я вспомнил про сон и подумал: «Что-то сегодня будет в соборе?». Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая перед солеей слева у главного престола. На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: «Поехали во Владимирский собор, там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит!»
 – «Зачем так рано? Ведь еще три часа до службы», – говорю я.
– «Да иначе не попадем, столько народа соберется!». И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: «Пошли! Я вас дожидался!» Он провел нас в храм и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место и там стояли члены Правительства. Мы насчитали – 42 человека. И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – «Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад Своих. Мне преподнесли крест с камнями со всей земли Русской, панагию и икону Казанской Божией Матери. Крест этот я положу на престол нашего кафедрального собора в Ливане и обещаю вам, дорогие, что крест из России всегда будет лежать на престоле, пока я буду жить на земле. Я завещаю, чтобы и после моей кончины крест остался на престоле. Икона Казанской Божией Матери будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России. Простите, дорогие мои, что не могу благословить и обнять каждого из вас! Посылаю Благословение Господне на всех вас, и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!».
Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъем, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми!
И вот – все запели: «Заступница усердная...». Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, что пел весь храм и весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона – десятки тысяч, все пели: «Заступница усердная»... Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!
На следующий день, 11 ноября, митрополита Илию торжественно встречали в духовной академии; епископ Симеон (ректор академии) сказал прекрасное трогательное слово: «Когда вы, дорогой Владыко, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа вы всегда будете касаться тремя перстами панагии и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России, нашей Заступнице – Божией Матери, потому что в панагии – изображение Владычицы нашей с Господом в окружении всей Российской земли. Это великий символ, издревле Русь называется Домом Божией Матери – и здесь, в панагии вашей – изображение Божией Матери в окружении всей Российской земли! Ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии!».
Все учащиеся академии и семинарии (их тогда было немного) удостоились видеть этого Богоносного Святителя Востока Божиего и получить лично его благословение. Это яркое событие и доныне хранит благодарная память сердца. Господь сподобил еще дважды увидеть этого великого молитвенника.
Вторая встреча была в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда его в Россию в 1954 г. Тогда в Печерах были три Патриарха и множество иереев. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Воскресения (это было в августе) и запели: «Христос Воскресе!» и все пасхальные стихиры – и это посреди лета! На греческом, славянском и арабском языках! Как умилительно и торжественно! У всех бороды были мокры от слез!
В третий раз довелось увидеть владыку в 1963 г. в алтаре Псковского Троицкого собора, Подошел к нему под благословение и сказал: «Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 году в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!». Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, но не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы, и он сказал: «Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улицах: «Заступница усердная!..» Тысячи людей – единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать...». А слезы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: "Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, Я очень люблю вашу страну и ваш народ!" И поцеловал меня.
Такая горячая любовь Святителя Востока Божиего предстоит за нас! Как можно не помнить и не благодарить за нее Господа! После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

Это было хрущевское время безумной ненависти к многострадальной Церкви нашей и нового гонения на нее; богомудрый Святитель все понимал. И может быть, по его молитвам это безумное неронство на следующий год кончилось с таким позором для ненавистника – пример будущим нечестивцам (2 Пет. 2,6)!».

Комментариев нет:

Отправить комментарий